О сайте Правообладателям Ссылки

Главная

Новости

Поиск групп

Рок - оперы

Видео

Публикации

Гостевая

Написать
































группа "Принцип неопределенности"

год создания - 1991

руководитель -
Вадим Мазитов



группа "Берег"

Иркутск
         Лидер иркутской группы "Принцип неопределенности" Вадим Мазитов ничем не напоминает рок-музыканта. Физик по образованию, он после окончания университета работал журналистом в местной газете "Версия", слыл экспертом по банковскому делу, собирал модели самолетов, весьма прилично играл на скрипке и любил слушать музыку Гайдна, Шнитке и Губайдулиной. Единственное, что выдавало рокерские симпатии Мазитова, - небольшой плакат с изображением легендарного английского музыканта Эрика Клэптона над письменным столом. Невысокий и слегка угловатый Вадим начал исполнять блюзы в конце 80-х. Программа создавалась на стихи духовно близких поэтов: Саши Черного, Эдгара По, Игоря Иртеньева. Рок-аккомпанемент подобной лирики первоначально носил подражательный характер и был основан на наиболее известных блюзовых стандартах. К примеру, в одном из куплетов "Эльдорадоблюз" Вадим переходил на английский, интонационно подражая великому Луи Армстронгу.
         В. Мазитов пробует писать собственные композиции. Перед премьерой кинофильма "Асса" он вышел на сцену и высоким голосом спел под акустическую гитару:
     Мы непорочные буквы лепили в строку,
     Чтобы кто-то сумел прочитать после нас,
     Чтобы кто-то увидел в игре наших слов
     Имена наших дней, имена наших дней.
Песня сопровождалась неторопливым, слегка затянутым гитарным соло - без ложной пронзительности, но выворачивающим наизнанку всю душу. Здесь не было ни одной лишней ноты, и все звучало на редкость цельно. Было очевидно, что этот угрюмый человек на сцене действительно чувствовал, что такое блюз
         ..Из огромного багажа своих научных познаний Мазитов взял в качестве фундамента грядущей идеологии высказывание немецкого физика Вернера Гейзенберга: "Знаем, что искать, но не знаем, с кем. Знаем, что и с кем, но не знаем, сколько. Знаем сколько и чего, но не знаем, с кем". Заменив в этом извилистом постулате слово "искать" на "играть", Вадим сформулировал для себя и окружающих тот самый пресловутый Принцип Неопределенности.
         Вадиму вот-вот исполнится тридцать, но он с блеском в глазах репетирует с подростками лет на десять моложе его. Ребята попались как на подбор. Басист Дима Розенцвейг заканчивал училище искусств и собирался поступать в Новосибирскую консерваторию по классу контрабаса. Он одинаково легко исполнял и блюз, и фанк, и реггей, образовав удачный тандем с барабанщиком Андреем Поповым. На клавишах, флейте и трубе играл мультиинструменталист Антон Тихонов. Сын профессионального виолончелиста, он со временем стал аранжировщиком в группе.
        Вскоре "Принцип неопределенности" заставил говорить о себе за пределами Иркутска. Наконец-то в России появилась блюзовая команда, музыканты которой не только умели правильно извлекать ноты, но и привнесли с собой собственное видение мира и собственную боль. Они крайне удачно сыграли на крупных фестивалях в Новосибирске - "Next Stop Rock’N’Roll" и Барнауле - "Рок-Азия 90", а дома выступили в серии совместных концертов с группами: "Кино", "Крематорий", "Бригада С", "ЧайФ" и "Аквариум". Звукорежиссером группы был Андрей Егурнов, которому впоследствии была посвящена композиция "Ответственный электрик".
        Со временем "Принцип неопределенности" становится чем-то большим, нежели очередная группа играющая блюз. В репертуаре группы появляются номера-стилизации: джаз-рок ("Полночное солнце"), ламбада ("Кредо"), танго ("Бубен шамана") и нечто среднее между вальсом и симфо-роком ("Проблема пола"). Но основным коньком "Принципа неопределенности" по-прежнему остаются баллады и блюзы: "Я подожду и все к чертовой матери брошу и дико напьюсь/И запою нехороший придурошный блюз", - срывая и без того надорванный голос, пел В.Мазитов в "Сумасшедшем блюзе". Все эти настроения "Принцип неопределенности" и отразил в своем единственном альбоме "При попытке к бегству", записанном в феврале-марте 1991-го года в крохотной студии гостиницы "Интурист", представлявшем собой полтора часа мрачновато-исповедального рока в духе 60-70-х годов. В искренних и пронзительных композициях сквозила некая трудноопределимая, но несомненная связь с окружающим временем-пространством. Удаленность от шумных мегаполисов, бескрайние просторы, провинциально-неторопливый жизненный ритм не могли не наложить отпечаток на творчество Мазитова. Вряд ли жесткая и циничная Москва или флегматично-замкнутый Ленинград могли вдохновить на написание подобных песен. Необычные оттенки иркутским блюзам придавали труба и флейта Тихонова, а его клавишные россыпи напоминали то игру джазмена в баре, то искрометные вспышки импровизаций седого тапера в довоенном кинотеатре. Гитарные партии Вадима Мазитова редко отклонялись от стандартных блюзовых гармоний, создавая неповторимый диалог с голосом. Украшением практически всех композиций стал болезненный вокал Вадима, певшего на альбоме "через не могу", перевязав горло толстым шерстяным шарфом. "Не защищал врагов, не завещал долгов/Все, что успел, - дожал, но даже пел - дрожал/Боялся быть собой, смеялся над судьбой..."
        Буквально через месяц после записи группа выступала на фестивале альтернативного рока "Индюки-91". Позднее Мазитов признавался, что этот концерт в Москве стал одним из самых cильных впечатлений в его жизни. "Замечательный вокалист Вадик Мазитов - невысокий, скрюченный, больной, но с высоким и чистым (с нужной долей наждачности) голосом, - писал о лидере "Принципа неопределенности" рок-критик Сергей Гурьев. - Там, где в нее верят изнутри, форма остается жива" После триумфального выступления на "Индюках" и шумного успеха песни "Жандармерия" (первое место в радиопередаче "Тихий парад") В.Мазитов неоднократно получал деловые предложения переехать в Москву и "начать жизнь заново". Но на все подобные приглашения он отвечал отказом. "Я никуда не хочу отсюда уезжать, - говорит Вадим. - Даже если в Москве мне будут созданы все условия для творчества, я не смогу написать там ни строчки. Я подпитываюсь от провинциальной жизни и провинциальной энергетики. Нас здесь все знают, здесь мы все и сдохнем. Как наши прадеды, деды и отцы".
        Он умер в 1999 году. Официальная причина смерти-кровоизлияние в мозг вследствие обострения хронического заболевания (болезни Бехтерева).
Ирина Бутакова, А. Кушнир.



         Фотогалерея

Дискография


Бубен шамана
Бьют барабаны

Великий господин У
Верховный штурман

Гильотина

Долина тысячи дождей

Жандармерия

Имена наших дней
Инспектор восточных дорог

Колыбельный блюз
Кредо

Мама блюз
Мысли вслух

Несостоявшийся спор

Ответственный электрик

Полночное солнце
Про Петра
Проблема Пола

Слова
Сумасшедший блюз

Танцплощадка

Успел

Эльдорадо











© VladimirVol
2009

Рейтинг@Mail.ru