О сайте Правообладателям Ссылки

Главная

Новости

Поиск групп

Рок - оперы

Видео

Публикации

Гостевая

Написать

























































































группа "Группа продленного дня"

год создания - 1986

Дзержинск (Горьковская обл.)

         Однажды Володя Быков, слоняясь по городу, встретил Михаила Староверова. Он работал на заводе, мечтая собрать новую группу. Выяснив творческое кредо друг друга, дали зарок: чужих песен не играть, только свои; на том и сошлись. В группу пригласили Сергея "Чижа" Чигракова отвели ему роль лидер-вокалиста и клавишника.
         Осенью 1986 года безымянная группа нашла пристанище в подвале ДК им.Свердлова, где С.Чиграков трудился концертмейстером. Если гитары и ударная установка были у группы собственные, а синтезатор принадлежал Дворцу культуры, то звуковая аппаратура (вернее, её нехватка) действительно стала камнем преткновения. Пришлось самим доставать доски, пилить-строгать, обтягивать их материей, а затем паять "начинку". В итоге сделали четыре высоченных колонки.
         Вопреки, утверждавшему, что "рок-н-ролл - не работа, рок-н-ролл - это прикол", парни относились к репетициям серьезней, чем к основной работе. В подвале они собирались три раза в неделю, чтобы творить там безвылазно с шести до одиннадцати вечера. Если "заигрывались" и опаздывали на последний трамвай или автобус, приходилось топать по ночному городу пешком.
         "Начинались же репетиции сумбурно - подключались, настраивались. Потом Чиж говорил: "Ну что, поехали?", - вспоминает Е.Баринов. - Сначала прогоняли вещи из репертуара. Потом пытались делать новые. Если что-то не получалось, плевали и шли курить. Ждали озарения. М.Староверов новые вещи показывал только С.Чигракова: "Серега, пойдем!". И вполголоса на гитарке что-то ему напевал. Потом тот звал нас и устраивал премьеру уже в полный голос. И мы начинали творить. В общем, музыка делалась совместно."
         Парней слегка беспокоило, что у группы нет названия. Но однажды в подвал спустился В.Быков и гордо сказал: "Я придумал!. "Группа продленного дня"!". Возразить было нечего.
         В ноябре 1986 года группа попыталась пройти аттестацию. Для этого наспех отрепетировали несколько советских шлягеров. Сдавать программу пришлось городскому отделу культуры. С первой попытки пройти не получилось. Вторая попытка оказалась более успешной. Группа сразу же начала подготовку к эпохальному событию - Первому Дзержинскому рок-фестивалю. Его проводили под крылом и присмотром горкома комсомола, отсюда и пафосное название: "Песня в борьбе за мир". Специально для него была написана сюита "Так будет". В феврале 1987 года, на рок-фестивале исполнив эту сюиту, музыканты стали лауреатами и одновременно членами новоиспеченного городского рок-клуба. Кроме того, жюри вручило им грамоту "За лучшую музыку".
         В июле 1987 года в группу пришел Евгений Баринов. Он сменил ударника, который покинул группу по семейным обстоятельствам.
         Однажды М.Староверов приходит на репетицию: "Вот, я песню написал". Начинает показывать - там нет ничего от "металла". Просто красивая баллада. Тогда В.Быков подключается через педаль, и вот она уже звучит "тяжело", но, по сути, - та же самая баллада. Тем не менее "heavy metal" с его яростными "запилами" пришелся по сердцу В.Быкову. Именно он и убедил всех двинуться вслед за отечественными флагманами модного стиля, группами - "Арией", "Круизом", "Черным кофе". И уже через месяц группа "ГПД" представила свое "тяжёлое" шоу - "Здравствуйте, Хэви Метал!". И если в первой программе у группы еще были какие-то стилистические отклонения, то дальше музыканте строго следовали имиджу.
         Е.Баринову жена сшыла зауженные брюки из дермантина. И в них неудобно было сидеть за барабанами, ноги сгибались кое-как. Самый крутой, по общему мнению, костюм был у М.Староверова: штаны и жилетка из натуральной кожи. Но сначала он выступал в синих зимних колготках, взятых у жены. Они облегали его, как балеруна, выгодно подчеркивая мужские достоинства. На концертах, по словам очевидцев, смотрелся весьма живописно: "Возьмет гитару, ноги расставит, башкой своей кудрявой замотает... Караул! Шоу!". Наряд Чижа был скромней: черно-синие джинсы и бывшая армейская рубашка, "сваренные" на дому кустарным способом. Законы жанра предусматривали эксперименты с гримом. Перед концертом жены музыкантов набивались в гримерку, и каждая занималась своим мужем - белила, раскрашивала, взбивала "ужасные" начёсы. Правда, в использовании грима был и свой минус: он мешал фэнам опознать своих героев "вне сцены".
         Тогда впервые в программе был исполнен первый хит "Припять" ("Заколдованный город") М.Староверов, главный поэт-песенник группы "ГПД", написал по мотивам катастрофы на Чернобыльской АЭС (Украиская ССР) в 1986 году: Город спит, как ребёнок невинный,/Мать-Земля над ним склонилась./Смерть вздохнула над Украиной -/Мир, ты должен знать о том, что случилось!. Такие песни-предостережения находили в городе Дзержинске горячий отклик.
         Поначалу С.Чиграков стоял в стороне от сочинения песен: "Я не умел писать на заданную тему. У меня сразу руки опускались. Я не понимал, как это можно сделать". Помочь группе вызвался Юрий "Йорган" Киселев, общий приятель и несостоявшийся барабанщик. Его тексты подходили для "хэви" просто идеально - звездные войны, ядерный апокалипсис, страшилки с ведьмами и вурдалаками. Впервые как автор С.Чиграков попробовал себя на программе "Завтрак в Сан-Растяпино", посвященной родному городу. Тема была близка, понятна, и он сразу написал три песни.
         В августе 1987 года "продлёнщики" взялись за новую программу "Последний ангел" - уже четвёртую за полгода. Свидетелем ее шумного успеха стала Ольга Егорова: "Когда заканчивались занятия, я часто спускалась к ним в подвал. Они играли "металл", и у меня в голове это не укладывалось. Сергей стал приходить ко мне в класс, показывать свои песни. Да не может быть, думаю, чтоб он, которого я полжизни знаю, взял и сочинил такую обалденную песню! Потом они пригласили на свой концерт. В зале было две-три сотни молодняка. Принимали их бурно. Сергей спрашивает: "Ну что, тебе понравилось?". Говорю: да, очень."
         Настоящим триумфом группы "ГПД" стала первая годовщина Дзержинского рок-клуба, которую решили отметить "отчетным концертом". Рост своего мастерства демонстрировали сразу несколько групп. К тому времени группа отказалась от клавишных, хоть немного смягчавших суровое звучание "хэви". А С.Чигракову пришлось срочно искать гитару. Приличной "электрички" в продаже не было, и он заказал самопальный "Fender Stratocaster" у местного мастера. Деньги (400 рублей), он выплачивал в рассрочку. Этих взносов хрупкий семейный бюджет Чиграковых не вынес, и первую в жизни Чижа собственную гитару пришлось вернуть.
         Со второй лидер-гитарой группа приобрела мощный звук. С этого момента любовь фанатов к группе "ГПД" стала носить оттенок истерии. В полной мере ее силу ощутила на "отчетном концерте" джаз-роковая группа "Визит", которую "металлюги" свистом и выкриками "долой!" прогнали со сцены, дабы поскорее услышать своих кумиров. Когда музыканты обрушили на публику свой двойной "запил", кто-то из фэнов от восторга швырнул с балкона стул. Он угодил прямиком в звукооператора. Тот, в свою очередь, прогулялся этим стулом по хребтам не в меру рьяных зрителей, нечаянно оборвавших несколько проводов. Чтобы унять этот рок-шабаш, потребовался 15-минутный перерыв - в зале вспыхнул свет, появилась милиция. Впрочем, фэны приносили не только проблемы. Два таких горячих поклонника-старшеклассника попросились в группу "ГПД" на роль пиротехников. "Перед концертом они выносили на сцену аптечные пузырьки, набитые таинственной стружкой. Как настоящие фугасы, их приводили в действие при помощи дистанционного пульта, по проводам. Щелкают выключателем, типа комнатного, - рассказывает В.Баринов, - взрыв, искры летят. Баночка цела, а оттуда дым валит!" Этот "артобстрел" удачно дополнял набатную тематику текстов. С другой стороны, музыкантам приходилось передвигаться по сцене, как по минному полю, в противном случае они рисковали получить, зазевавшись, серьезные ожоги.
         К ноябрю 1987 года громкая слава "металлистов" из г.Дзержинска достигла областной столицы, группу "ГПД" пригласили на смотрины в молодой Горьковский рок-клуб. К тому же у дзержинцев имелся собственный сценический свет. Поскольку дела с техникой в рок-клубе обстояли неважно, это был весомый аргумент, чтобы дружно проголосовать за прием группы "ГПД" в клуб. Членство в ГРК не сулило привилегий, скорее, это было чем-то вроде лицензии на право участвовать в концерте. Главный плюс был в другом: вступление в рок-клуб могло помочь группе "ГПД" расширить круг знакомств и концертных площадок.
         Вскоре Горьковский рок-клуб стал покоиться на трех китах - группе "Хроноп", Алексее Хрынове(Полковнике) и группе "ГПД". Если в сборном концерте был заявлен кто-то из этих столпов, он выступал последним. Если судьба сводила всех троих на одной площадке, их выпускали на сцену по мере возрастания децибелов - сначала А.Хрынова с вечно расстроенной гитарой, потом полуакустическую группу "Хроноп" а в конце группу "ГПД". Вскоре В.Быков перебрался в г.Горький, и пошли разговоры, что и вся группа "ГПД" переедет вслед за ним. Горьковский рок-клуб сразу же стал активно втягивать дзержинцев в свои акции, и уже в конце ноября группа "ГПД" приняла участие в серии концертов фестиваля "Рок-87". На этом фестивале дзержинцы близко сошлись с молодой командой "ЧайФ". В г.Горьком "чайфы" остались верны своей манере: злобно пели со сцены и выглядели, как помоечные коты - линялые майки, замызганные джинсы, ботинки-говнодавы. В гостинице Авиазавода дзержинцы оказались с "чайфами" на одном этаже и сразу потащили их к себе. В гости к "продлёнщикам" пришел один В.Бегунов. Они с С.Чиграковым сидели на койках и пели. Один песню споет, гитара уходит к другому, второй споет - отдает обратно.
         Однако С.Чиграков был очень сильно впечатлен концертом группы "Аукцыоном" и хотел сделать концерты группы "ГПД" более зрелищными. В то время группа готовила новую программу "Будь готов!", разоблачавшую сталинский режим. Полем для экспериментов стала песня с припевом "Мы - дети застоя, но не хотим покоя". М.Староверова озарила идея: "Хорошо бы тут в унисон с гитарой пустить детский хор. Как у "Пинк Флойд", в "The Wall", - рассказывает В.Баринов. - Чиж загорелся: "Я найду!". В хоровом кружке при ДК им.Свердлова были отобраны восемь пацанов и девчонок. На II-й Дзержинский рок-фестиваль юные вокалисты пришли с пионерскими галстуками, в белых рубашках и наглаженных юбочках-штанишках. Под звуки фонограммы они выходили на сцену. На словах "Перед нами все двери открыты" плёнку как будто заедало - "открыты ... открыты ... открыты ...". После этого я барабанил вступление, и в зал летел яростный хеви-метал. И в этот момент на сцену выходили пионеры.- Зал был в обмороке. Дым, свет, волосатые дураки пилят "хэви", а тут еще появляются дети!. Итогом творческих поисков стал диплом жюри "За самую цельную программу".
         В апреле 1988 года группа повезла программу "Будь готов!" на горьковский фестиваль "Рок-88". Накануне они узнали, что на одной сцене с ними выступит гость из города Харьков - "Группа продленного дня". Это был жестокий удар: свое название дзержинцы считали на редкость оригинальным. Выступление "тёзок" из г.Харькова пришлось на конец концерта. К микрофону вышел худощавый чернявый парень в картузе, латаных джинсах и сапогах. В руке он держал будильник, который вдруг начинал трезвонить:
         Я просыпаюсь каждый день без четверти шесть,
         Я успеваю побриться и иногда поесть
         И - на работу, и на работу!
С первых аккордов зал оказался словно под током. "Я тогда на Сашку смотрел, как кролик на удава, - говорит С.Чиграков. - Процентов восемьдесят тех, кто видел его выступления, со мной согласится: наступает мгновенный ступор, и деваться уже некуда." Знакомство двух групп произошло на итоговом концерте фестивале "Рок-88", где музыканты занимали одну гримерку.
         Второй Горьковский рок-фестиваль стал важным этапом в биографии группы "ГПД". Полтора года репетиций и концертов сделали свое дело: сработал закон перехода количества в качество. Группа нашла свой репертуар, саунд и преданных поклонников. Звание "лучшей "металлической" группы области" стало тому подтверждением. Для настоящего успеха не хватало самой малости - известности за пределами Нижегородского рок-н-ролльного княжества. В "эпоху рок-туризма", которой журналисты назвали 1987-1988 годы, совершить прорыв на новые территории было несложно. Этой экспансии способствовали фестивали, гремевшие тогда по всему СССР - от г.Череповца до г.Владивостока. Рок-клубы, которые их устраивали, приглашали интересные группы из других городов, отправляя туда в свою очередь собственные делегации. Сравнительно небольшие деньги на билеты, гостиницы и питание добывались либо у комсомола, либо у меценатов из числа кооператоров и крупных госпредприятий. Вскоре в эту кипучую жизнь окунулась и группа "ГПД". На фестивале в г.Горьком дзержинские "металлурги" так понравились делегатам из городов Калуга, Киров и Арзамас, что их стали наперебой зазывать в гости. Но большинство устных договоренностей так и остались "протоколом о намерениях". Единственным надежным партнером оказался Ижевский рок-клуб. За выступление на своем фестивале он не предложил никакого гонорара, но твердо пообещал, что оплатит дорожные расходы и проживание в гостинице.
         Когда группа стала выступать на разных площадках г.Дзержинска и г.Горького, потребовался некто, кто взял бы на себя функцию организатора. Таким человеком стал Олег Попов. Но свою неопытность О.Попов компенсировал бешеным напором и трогательной заботой о музыкантах. Поездка в г.Ижевск уже воплощала идеал каждого рокера: играть свою музыку и получать за это, если не деньги, то хотя бы ночлег и харчи. Вдобавок О.Попов сообщил, что в г.Ижевске, кроме выступления на фестивале, у группы запланированы еще два сольных концерта. Причем, не где-нибудь, а в местном Дворце спорта. (Правда, по приезду выяснилось, что никаких сольников у группы не будет).
         Гастроли в г.Ижевске стали для группы "ГПД" важным опытом овладения "чужой" аудиторией. На сцену дзержинцы вышли вторыми, когда зал еще толком не "разогрелся". Прием, соответственно, был довольно прохладным. Реванш был взят на гала-концерте, где группа устроила шоу-импровиз. Не последнюю роль в нем сыграл танец. М.Староверов, как обычно, вышел к публике в мягких хромовых сапогах, подаренных тестем-отставником. Чтобы скрыть их офицерское прошлое, он оторвал каблуки и подошву, но поленился вытащить все торчащие гвоздики. Шляпки таких же гвоздей, только покрупней, вылезали из дощатой сцены. Когда он шел по сцене его ударило током. Сложилось впечатление, что он пытается сплясать то ли "Яблочко", то ли лезгинку. После второй песни белый, как мел, он сказал: "Пойдемте отсюда, я больше не могу - меня током убивает!". Отличился и В.Быков, он прыгал так неистово, что у него сорвалась с ремня гитара, и лопнули по шву знаменитые "тигровые" штаны оранжевые, с черными продольными полосами. В результате ему пришлось доигрывать концерт, невежливо повернувшись к залу задницей. Однако со сцены дзержинцы уходили, раздавая автографы налево и направо. К ним тут же подошла брататься и звать на пиво местная группа "Легион Д".
         Как фаворитов фестиваля группу "ГПД" пригласили (на пару с молоденькой "Агатой Кристи") на местное ТВ. Домой парни привезли очередную грамоту (11-ю по счету) и стереонаушники - подарок Ижевского рок-клуба. Вдогонку им выслали вырезку из "Комсомольца Удмуртии". Газета назвала "сенсационным" результаты народного хит-парада, где композиция "Припять" вышла на первое место, опередив "Город Золотой", "Мы ждем перемен" и даже хиты "Я хочу быть с тобой", "Шар цвета хаки" и "Казанова". Правда, выяснилось, что к составлению хит-парада приложил свою руку Валера Селихов, президент Ижевского рок-клуба, который и устраивал гастроли группы "ГПД".
         После успеха в Удмуртии группу "ГПД" пригласили в г.Москву, на фестиваль "Рок за экологию". Эта акция имела подзаголовок "рок-периферия" и подразумевала участие команд из городов, почти незаметных на рок-н-ролльной карте СССР. В своих родных городах группы давно заслужили статус "звёзд". Поэтому сотрудник журнала "Юность" Сергей Гурьев и его соратник Петр Колупаев взяли на себя миссию показать рок-самородков столице. Прибывших на фестиваль рокеров поселили в доме отдыха в подмосковном городе Болшево. Сам фестиваль был отменен. Все, что удалось отстоять, - концерт на открытой площадке ЦПКиО им.М.Горького. В этом амфитеатре, вмещавшем почти 8 тысяч зрителей, выступили девять групп. Тяжелый пятичасовой концерт на жуткой жаре завершала группы "ГПД". Сыграть удалось всего пять песен.
         Сразу после "Рок-периферии" С.Чиграков прибыл в г.Ленинград, чтобы сдать очередную сессию. Как раз в эти дни на Зимнем стадионе проходил грандиозный рок-фестиваль. Туда была приглашена и харьковская группа "ГПД". С.Чиграков был оглушен триумфом харьковчан не меньше, чем они сами. На этом фоне поездка группы "ГПД" в г.Москву, полученные там места и титулы выглядели детской возней в песочнице.
         После "Рок-периферии" у музыкантов забрезжила надежда, что в отношении к ним что-то изменится, и меценаты из профсоюзов и комсомола наконец-то выделят средства на приличную аппаратуру. Но главная перемена произошла летом 1988 года в личной жизни С.Чиграков. Они с Ольгой Егоровой стали жить вместе. В те дни он написал песню "Я не хочу здесь больше жить".
         В августе 1988 года в г.Горький приехала группа "Зоопарк". На "разогрев" Горьковский рок-клуб пригласил группу "ГПД". По сути, группа "Зоопарк" провела для музыкантов выездной мастер-класс, где продемонстрировал совершенно иной подход и отношение к музыке.
         В сентябре группу "ГПД" пригласили на Горьковское ТВ, где готовилась программа о молодежной музыке. Планировалось, что для "озвучки" телепередачи парни запишут фонограмму 2-3 своих песен. Но те, когда дорвались до настоящей студии, стали лихорадочно фиксировать на пленку "всё, пока не остановят". В итоге за три дня был записан целый магнитоальбом, получивший название "ГПД-100". Передача на ТВ так и не вышла, но практичные телевизионщики вырезали из фонограммы инструментальные куски и стали "подкладывать" их под свои сюжеты.
         В начале декабря музыкантам удалось выбить у комсомола субсидию в 15 тысяч рублей. Окрыленные, М.Староверов с В.Быковым тут же выехали в г.Ленинград, где С.Чиграков сдавал очередную сессию, чтобы закупить новую аппаратуру и инструменты. Но эти планы перечеркнуло землетрясение в Армении: всю обещанную сумму горком перевел в фонд помощи пострадавшим. Парни остались в чужом городе без копейки в кармане. Не помереть с голода и купить обратные билеты удалось только благодаря деньгам, которые Сергей назанимал у своих приятелей-заочников. Буквально через несколько дней С.Чиграков встретил А.Чернецкого - ленинградский кинорежиссер Сергей Овчаров пригласил харьковчан для работы в комедии "Оно". Между тем дела у харьковской группы складывались сложно. Еще летом в группе случился раскол, А.Чернецкий, П.Михайленко и О.Клименко - взяли нового барабанщика Алексея Сечкина и старое название "Разные люди".
         По странному совпадению, дзержинская группа "ГПД" тоже доживала считанные дни. Юбилейный, 50-й, концерт, который был сыгран 23 декабря 1988 года, стал последним в истории группы. Серьезные разногласия начались после фестиваля "Рок-периферия", когда "продлёнщиков" встречали в родном городе как национальных героев. Конфликты на личном уровне были усилены творческим кризисом. К концу 1988 года парням надоел не только однообразный "металл", от которого ржавели мозги, но и социальная тематика.Было ощущение, что группа запаздывает, что удача проходит мимо.
         Кроме того, всех категорически не устраивала нищенская жизнь полу-профессионала. К тому времени администрация ДК смекнула, что на "металлическом" буме можно погреть руки и сделала концерты группы "ГПД" платными. Входные билеты стоили копейки, но из этой выручки каждому члену коллектива платили по 4 рубля за выступление. В.Быков считал, что это оскорбительно мало - даже на "халтурах" дзержинские музыканты зарабатывали от 30 до 70 рублей. Потребовалось бы сыграть пару тысяч таких концертов, чтобы он смог купить фирменный "Fender", о котором мечтал. Он объявил бойкот. Перестал приходить на репетиции, либо является, но без гитары. Когда он пропустил очередную репетицию С.Чиграков позвонил Стасу Буденному ( директору группы): "Позвони Быне, поздравь его с Новым годом и скажи, что он у нас больше не работает".
         В январе 1989 года, накануне Рождества, А.Гордеев пригласил С.Чиграков с Ольгой в Звановку, свою родную деревню в Донецкой области. Туда же подтянулись парни из г.Харькова. Резким контрастом с этой рождественской идиллией было здоровье самого А.Чернецкого. Тазобедренный сустав его правой ноги практически перестал разгибаться. Чтобы обуться, он был вынужден лечь на кровать, и кто-то из парней помогал ему зашнуровать башмаки. После Звановки А.Чернецкий пригласил друзей на свой день рождения. Днем раньше, 9-го января, в Харьковском институте радиоэлектроники (ХИРЭ) состоялся концерт в фонд пострадавшим от землетрясения в Армении. По знакомству туда "протолкнули" С.Чигракова. "Он за кулисами ужасно волновался, - вспоминал Сергей Мясоедов, директор городского рок-клуба, - не знал, как встретит его переполненный зал, к тому же он должен был выступать один. А когда он начал петь, то просто поднял зал на ноги. Он начал с песни "Хочу Чаю", которая является его хитом, и всем сразу стало ясно, что это за уровень. Уже к третьему-четвертому номеру все повскакивали с мест и двинулись к сцене". Это была часовая программа с поразившей всех "Сенсимильей". На вокзале, уезжая, музыканты предложили Сергею перебраться в г.Харьков. Собственно, разговор об этом был главной причиной его приезда. На это предложение С.Чиграков ответил отказом: после ухода В.Быкова группа еще не потеряла надежду выжить. Вначале обескровленная группа пыталась сохраниться в прежнем штатном составе. Дали объявление в газету о вакансии лидер-гитариста. Вскоре в г.Горьком был найден подходящий кандидат из группы "Ромашка". Но когда пришло время первых совместных репетиций, они узнали, что парень повесился, не оставив даже записки. В это время Горьковский рок-клуб "заявил" группу "ГПД" на рок-фестиваль в г.Кирове. Но "металлический" репертуар трио звучал слабо. После мучений с перебросами инструментов было решено оставить бас-гитару, барабаны, а С.Чигракова взял в руки аккордеон. На столь радикальную для рокера идею его натолкнул Федор Чистяков из группы "Ноль". В итоге была подготовлена целая программа в стиле "russian rock", получившая концептуальное название "Вы хочете "метал"? Их нет у меня".
         Новую программу группа показала на Кировском рок-фестивале 14 марта. Настоящим хитом фестиваля стала песня "Хочу чаю". Вместе с группой "ГПД" на фестиваль был командирован их старый приятель Полковник. На обратном пути он предложил землякам "сварганить что-нибудь сообща". Тем более, что после перехода дзержинцев на полу-акустику их звучание и репертуар сблизились. Полковник честно не умел играть на гитаре и не скрывал этого. Чтобы он смог выступать с группой, потребовались репетиции. Три раза в неделю, захватив чехол с гитарой, он после работы мотался на электричках в г.Дзержинск. Творческий союз был назван "Пол-ГПД" (Полковник плюс "ГПД"). Сделали совместно совершенно новую программу. На сцене просто устраивали праздник для себя и слушателей. Полковник замечательный шоумен, этакий здоровенный мужик c бородой по пояс, георгиевский крест на груди. Сергей худенький, маленький, с аккордеоном, барабанщик в папахе с красной полосой, партизан. Принимали группу очень хорошо.
         Но однажды в квартире зазвонил телефон. Сотрудник городского отдела КГБ пригласил С.Чигракова в центральную гостиницу "Дружба". Двое чекистов ждали его в номере "люкс". Главная цель КГБ заключалась в том, чтобы сделать его тем самым "сексотом", о котором он пел в своей песне "Демонстрации". Беседы с чекистами грозили затянуться. Но тут группу "Пол-ГПД" получили приглашение на "Рок-турнир" в Харьковский авиационный институт (ХАИ). Чиж прилетел туда прямиком из г.Ленинграда, где получал диплом об окончании института. Поскольку не приехала первая заявленная команда, дзержинцам выпала честь открыть фестиваль. Принимали очень хорошо. Настала время выступления группы "Разные люди" А.Чернецкий уже играл сидя. Он выходил, опираясь двумя руками на палку. Из гримёрки до сцены он шел минут пятнадцать. Зал терпеливо ждал. Он вышел, ему поставили стул. Было странное ощущение: сидит живой человек, а ему к ногам, как к памятнику, складывают цветы - целую гору. Именно тогда С.Чиграков принял окончательное решение о переезде в г.Харьков. Окончательно этот вопрос решил за него М.Староверов: "Если ты останешься здесь, тебе будет лучше.
         Уход С.Чигракова сильно огорчил В.Баринова, но неизбежность этого шага была очевидна. Напоследок группа "Пол-ГПД" выступила на III-м Горьковском рок-фестивале, который проходил 2-4 июня 1989 года в Сормовском парке. Чиж вышел на сцену с аккордеоном, по пояс голый, в шортах из обрезков джинсов. "Мою перестройку" он начал проигрышем из циркового марша, а "Демонстрацию" предварил эпиграфом: "Съезду народных депутатов посвящается!". Когда неожиданно закапал дождь, Полковник язвительно заметил: "Они (КГБ) даже дожди умеют устраивать! Хорошая Организация." Мокнувшая на скамейках публика ответила ему солидарным смехом. Накануне отъезда С.Чиграков, М.Староверов и В.Баринов записали в студии дзержинского драмтеатра свой прощальный альбом "Виновата система". Так закончилась история "Группы продленного дня".
         По материалам книги Андрея Юдина "Рождён чтобы играть"


Дискография


Будь готов!

Виновата система
Вчерашний день

Дети застоя

Жандарм

Завтрак в Сан-Растяпино
Заколдованный город (Припять)

Иду, чтобы положить цветы на гроб

Мне не хватает свободы
Мой отец - металл
Моя перестройка

Отчизна

Паспорт
Плачь, юродивый, плачь
Помоги провести мне ночь
Последний ангел
Психиатор

Я сделаю свою партию


























© VladimirVol
2009

Рейтинг@Mail.ru